Практика гипноза

Практика гипноза

Впервые я познакомился с практикой измененных состояний сознания в 1986 году, когда начал заниматься йогой. В то время я попробовал медитацию, и после этого стал уверенно входить в трансовые состояния различной глубины. Тогда же мне стало интересно попробовать ввести кого-нибудь в измененное состояние сознания. Но какие могли быть источники знаний в 1986 году? Только книги по классическому гипнозу. С них я и начал. Естественно, первые попытки загипнотизировать кого-либо закончились полным крахом. Я натолкнулся на первую, простейшую и естественную защиту - смех. Мой молодой возраст, неопытность плюс нелепый пафос классического гипноза могли рассмешить кого угодно. Тогда я еще не знал, что чем сильнее человек защищается, тем больше он открывает себя для воздействия. Защита это прежде всего признание факта силы воздействия, а от признания воздействия до согласия с ним всего один шаг. Фактически, защита это воздействие с обратным знаком, а поменять знак - дело техники. Но это знание пришло позже. Тогда я методично, год за годом изводил всех кого можно на предмет гипнотических экспериментов. И, как ни странно, у меня даже начало что-то получаться.

Ситуация резко изменилась в середине девяностых, когда я стал изучать недирективный гипноз, широко применяемый таким мастером как очень уважаемый мною Милтон Эриксон. Если в классическом гипнозе предполагалось безоговорочное следование пациента за гипнотизером, то в недирективном гипнозе ситуация менялась на обратную - гипнотизер максимально подстраивался под пациента. Такой подход оправдал себя, и я очень далеко продвинулся в наведении транса. Мне стали удаваться такие ступени как восковая каталепсия, анестезия кожи по типу перчаток и даже внушенные галлюцинации. Испытуемые, оставаясь в состоянии транса, открывали глаза и воспринимали чуть измененную внушением картину реальности, видели и слышали то, чего на самом деле нет.

Но встал вопрос - как же использовать достигнутое состояние? Вот тут и начались проблемы. Дело в том, что мягкий гипноз это все равно гипноз, и он так или иначе требует внушения. Даже если отставить этическую сторону вопроса, мы наталкиваемся на чисто технические ограничения. Любой специалист вам скажет - человеку невозможно внушить под гипнозом совершение действия, которое он бы не хотел совершить в обычном состоянии сознания. Если под гипнозом человека заставили кого-то убить, то это значит только одно - гипнотизировали убийцу, подавлявшего свое глубинное желание. Так что, в конечном итоге, гипноз оказывался непродуктивным, если не удалось угадать желания и склонности клиента чтобы постепенно, шаг за шагом перебросить естественный и логичный мостик от реального положения вещей к желаемому.

К какому же методу я в конце концов пришел? После многих лет исследований и практики я пришел к гипнозу вообще без внушения. То есть, фактически, к не-гипнозу, как к наилучшему виду гипноза. Я помогаю своим клиентам войти в трансовое состояние, но только если они этого хотят. И ровно настолько глубоко, насколько они этого хотят. Хотят не умом, а более глубокой и мощной частью своего существа. А затем - никакого внушения. Организм человека очень мудр, и он сам лучше всех знает, что ему нужно, как на физическом, так и на психологическом уровне. Задача психотерапевта в данном случае сводится лишь к тому, чтобы отключить искусственные и чужеродные механизмы, препятствующие реализации этого знания. Когда игра ума прекращается, и человек проникает в безмолвную глубину своего существа, где нет путаницы и лжи, начинается исцеление души.