Психология мирового кризиса

Психология мирового кризиса

Это обещанная многим моим друзьям и клиентам статья о том, что сейчас происходит в мире и — самое главное — чего ожидать и к чему готовиться. Благодарю всех, кто верят в мои способности аналитика, и надеюсь не разочаровать. Но прежде чем приступить к изложению фактов и выводов, я прошу на время чтения забыть о своих национальных, религиозных и политических предпочтениях, и посмотреть на ситуацию глазами стороннего наблюдателя. Как, например, игрок в стратегическую компьютерную игру смотрит на модель мира, развивающуюся на экране монитора. Принятие такой позиции приносит плоды сразу. Мы начинаем ясно понимать, что на политической карте мира нет «хороших» и «плохих», а есть всего лишь игроки, каждый со своими интересами. И это открывает возможности беспристрастного анализа.

Предпосылки кризиса

Есть такая шутка: голод в мире наступит тогда, когда китайцы начнут кушать ложками. Шутка перестала быть смешной, потому что стала реальностью. Только ложками китайцы возжелали кушать не рис, а деликатесное блюдо влияния на ключевые процессы в мире. Последние десятилетия Китай проводил исключительно эффективную политику экономической экспансии, с одной стороны врастая в бизнес по всему миру, а с другой — жестко демпингуя, пользуясь дешевизной собственной рабочей силы. Это позволило ему стать экономикой номер один в мире. Уметь производить конкурентоспособную продукцию, конечно, здорово. Но гораздо прибыльнее уметь продать свои товары и услуги не потому, что они лучшие, а потому что покупатели от тебя зависят. Такой «бизнес» может себе позволить только сверхдержава, устанавливающая правила игры. Именно это блюдо, которое до последнего времени единолично вкушали США, и собрался отведать Китай. Или, во всяком случае, заговорить на равных с теми, чье слово до сих пор было главным и решающим.

На запах деликатеса с неслабыми ложками стали подтягиваться и другие страны. Россия, хронически не желающая прогибаться, и влияние которой неуклонно растет. Иран, настолько почувствовавший свою силу в регионе, что сам пригрозивший Европе санкциями. Страны вроде Индии, Пакистана, Турции, Египта и Южной Кореи официально не противопоставляют себя Штатам, предпочитая объяснять укрепление своих связей с Россией нейтральным словом «диверсификация». Но на деле это вежливая форма отказа подчиниться и выхода из сферы влияния США. Япония и ряд европейских стран проявляют чудеса политической эквилибристики, заверяя мирового лидера в своей лояльности, но не подкрепляя свои слова сколько-нибудь заметными действиями. Латинская Америка и раньше не баловала северного соседа чрезмерной лояльностью, а теперь и вовсе игнорирует его мнение. Ближний Восток горит не только в прямом смысле слова, но и по-арабски темпераментной ненавистью к Израилю и единственному его безоговорочному союзнику. Угадайте, к кому?

Мировое сообщество, за исключением незначительного количества благополучных стран, в основном, Европы, на сегодняшний день готово к коренному изменению сложившегося порядка. Кто-то рассчитывает на роль новой сверхдержавы, кто-то на роль нового регионального лидера, кто-то хочет поймать рыбку в мутной воде экономического противостояния. Но большинство выжидает. После крымских событий у США нет другого выхода, кроме как заставить Россию подчиниться. Если Россия не пойдет на попятную, это будет четкий сигнал, что у мира больше нет единого лидера. Акелла, который промахнулся, не может быть вожаком. И те, кто сегодня проявляют осторожность и выжидают, завтра начнут активно действовать в новых реалиях. То есть исключительно в собственных интересах, без оглядки на «рекомендации» бывшего мирового лидера.

Развитие кризиса

Предсказывать — неблагодарное дело, а предсказывать в кризис, тем более. Но хотя события могут начать разворачиваться по самым разным сценариям, некоторые тенденции очевидно вытекают из существующего положения вещей. И если не случится какого-либо форс-мажора вроде ядерной войны или глобального природного катаклизма, острием кризиса станет Ближний Восток. Нефти осталось мало, а нефти, доступной по разумным ценам, еще меньше. В связи с этим очень скоро нефть может вообще перестать сколько-нибудь стоить — те, у кого она есть, просто начнут диктовать свои условия. А ключ к Ближнему Востоку это ключ к нефти.

Но дело не только в этом. Дело еще в исламе, который оказался на редкость устойчивым к любым попыткам его адаптации к западной культуре. Как-то так незаметно получилось, что цивилизованность той или иной культуры стала измеряться ее похожестью на западноевропейскую или американскую модель. Конечно, среди представителей любой нации есть те, кто считают, что им совершенно не нужно превращаться в американцев по психологии и жизненному укладу. Но только мусульмане пошли дальше. Они заявили, что как раз наоборот — «диким» людям западного образца надо расти до мусульман. Сначала было смешно, когда пробовали представлять изящный и утонченный Париж, живущий по законам шариата. Потом стало не смешно, когда огромная часть Парижа именно так и зажила. Потом стало смешно еще меньше, когда выяснилось, что шуточки на исламские темы смертельно опасны. И уже полную истерику вызвало осознание лавинообразного роста числа мусульман в Европе и США, в том числе и среди коренного населения.

Чем же ислам так привлекателен? Во-первых, ислам — религия простая и понятная, оставляющая минимум возможностей для различных перекручиваний и противоречивых толкований. Во-вторых, все требования ислама достаточно просто выполнимы для обычного человека. Но самое главное — ислам честен по сути. Все религии говорят о равенстве людей перед Богом, но только в исламе этот принцип строго соблюдается на деле, а не на словах. Мусульмане внутренне ощущают равенство, чувство братства есть неотъемлемая черта психологии настоящего мусульманина. И это сильно подкупает. Люди устали от царящего лицемерия, когда СМИ буквально насилуют идеей равных возможностей, в то время как повсеместно существуют элиты, войти в которые невозможно. Бедного человека бесит, когда ему говорят, что на самом деле он равен богатому. А еще сильнее его бесит рекомендация больше работать, что, со слов советчиков, неизменно приведет к богатству. Я не утверждаю, что такая психология хороша или конструктивна. Но она есть, это факт. И она подталкивает людей к исламу.

В исламе есть еще целый ряд очень соблазнительных моментов. Коран запрещает ростовщичество и сильно ограничивает возможности спекуляции. Любой, кто сталкивался с необходимостью выплачивать кредит, обязательно хоть раз да задумался — не является ли идея кредитования под проценты злом? А кто-то ощутил на своем бизнесе и атаки спекулянтов. Но это для бизнесменов высокого уровня. Простого человека привлекает в исламе его революционность, возможность выпустить пар накопившегося недовольства, задав перцу тем самым ненавистным элитам. Как это ни прискорбно, бедный и неустроенный в глубине души жаждет крови богатого и счастливого, чаще всего не осознавая этого. Но любой психоаналитик скажет, что жизнь определяют по большей части импульсы из бессознательного, и будет прав. И чем навязчивее и слаще песни о счастливом демократическом будущем объединенного (под руководством сами понимаете кого) человечества, тем больнее режет ощущение личной неустроенности и желание совершить дерзкий и деструктивный поступок. Именно такие поступки поощряет и культивирует радикальный исламизм.

Сейчас всеобщим пугалом служит Исламское Государство. Оно же одновременно служит и центром притяжения бунтарей со всего мира. Разобщенные ранее террористические организации наперебой приносят клятвы верности халифу, а современный уровень развития технологий делает вопрос распространения оружия массового поражения на Ближнем Востоке лишь делом времени. Но опасно не столько само Исламское Государство, сколько та психология, которая толкает людей к экстремизму. Та психология, которая экспортируется с Ближнего Востока. Джихад ведется не столько внешней политической силой или террористической организацией, сколько отдельными людьми против государств, гражданами которых они являются. И такому джихаду могут противостоять только тоталитарные режимы. Но радикалы активны именно в благополучных странах, где декларируется соблюдение прав человека. Действие радикальных элементов внутри таких стран, вдохновляемое и координируемое ближневосточными центрами экстремизма, по всей видимости и будет главным продолжением кризиса.

Последствия кризиса

В советские времена был такой невеселый анекдот: «Изя, ты слышал — в зоопарке родился слоненок!» «Да? И что за это будет евреям?» К сожалению, ситуация в мире делает всех нас Изями, которым обязательно что-то будет. Попробуем подумать, что можно порекомендовать жителям разных стран, чтобы минимизировать ущерб от кризиса.

Единственный, кто сильно и безоговорочно выиграл от кризиса, это Китай. Во-первых, сужение сферы влияния США в мире расширяет сферу влияния Китая. А именно это сейчас активно происходит и является ключевым звеном всей интриги. Во-вторых, увеличение влияния Китая происходит для него безнаказанно, на острие противостояния оказались другие страны. В-третьих, Китай получил и верного союзника в лице ранее осторожничавшей России, и немалую экономическую выгоду от разворота России на восток. Что можно посоветовать китайцам? Да ничего. У них можно только поучиться.

Израиль пока не пострадал. Внимательный читатель, конечно же, понял мое видение вопроса лишь из одной этой фразы. На Ближнем Востоке много тенденций, но ни одна из них не обещает Израилю ничего хорошего. Горящий арабский мир со всех сторон, понемногу проигрываемая демографическая война с внутриизраильским арабским пока еще меньшинством, ядерное оружие в Иране, которое, скорее всего, уже есть, европейский антисемитизм, который неуклонно становится «гражданским долгом всех немцев», американские заигрывания с исламским миром — все это может однажды сложиться в единую картину в нехороших красных тонах. Я бы предпочел видеть своих израильских друзей в благоустроенной Америке.

На сегодняшний день Россия, хотя и понесла определенный экономический урон, зато однозначно выиграла политически. Кто-то ее любит, кто-то не любит, но считаться с ней теперь вынуждены все. Как оказалось, никто не готов получить российский «ответ без ограничений». А раз так, то и требовать ничего не могут, могут только просить и предлагать сделки. Что сейчас и происходит. Такая позиция моментально принесла результаты в виде новых союзников. Политическая реальность проста и жестка: уважают только силу. А странам, специализирующимся на лизании и вилянии хвостиком, достаются только подачки и почетная обязанность приносить тапки. А еще им иногда командуют «Фасс!»

Вообще непонятно, где и на кого учились американские аналитики. Любому нормальному историку или психологу очевиден факт: чтобы помочь России, нужно объявить ей войну. Не важно какую — обычную, экономическую, информационную... А чтобы навредить России, надо создать в ней процветание. Я не буду приводить многочисленные примеры, школьные учебники по истории есть в магазине. Впрочем, в последнее время стало популярным переписывание учебников истории. Может быть аналитики учились по этим новым учебникам? Тогда все понятно.

Одна мудрая женщина наставляла свою младшую и неопытную сестру. Она говорила, что не следует ругаться с человеком сразу, как только он поступил нехорошо. Надо потерпеть и дать себя разозлить посильнее. И только когда терпеть уже будет совсем невозможно, устроить грандиозный скандал. Так сказать, дать асимметричный ответ. Надо признать, что этот неоднозначный с этической точки зрения совет весьма хорош с практической стороны. Чтобы русский человек показал, на что он способен во всех смыслах этого слова, ему следует разозлиться. Россиянам можно порекомендовать почаще смотреть украинские новости и украинские репортажи из Донбасса. А также регулярно слушать выступления оппозиционеров и западных политиков с наставлениями, как русским следует себя вести, и как сразу подешевеет гречка и пармезан, если они станут послушными.

Европа в меньшей степени пострадала от кризиса. Точнее, он еще не проявился там во всей красе. Пока большое количество разнонаправленных интересов как отдельных государств, так и отдельных групп населения, удается каким-то образом сглаживать. Так же, как Россия сильна в войне, Европа сильна в мире, в умении его поддерживать, виртуозно договариваясь и идя на компромисс. Однако противоречий становится все больше, что увеличивает нагрузку — договариваться всем со всеми в лоскутном одеяле Евросоюза становится все сложнее. Да и политика толерантности имеет свою изнанку. Ни для кого не секрет, что многими «понаехавшими» в Европу и их потомками толерантность воспринимается не иначе как слабость и приглашение сесть на голову.

США, можно сказать, от кризиса не пострадали, и даже выиграли, переключив часть европейского бизнеса с России на себя. Но если присмотреться внимательнее, то последствия нынешних событий для США могут оказаться гораздо хуже, чем для остальных. Америка, как страна, и американцы, как частные лица, живут в долг. В принципе, в этом нет ничего плохого, но с одной важной оговоркой — если продолжают одалживать, и прибыль растет быстрее, чем проценты. То есть вся американская экономика держится на уверенности, что завтра будет лучше, чем вчера. А если американское влияние в мире будет уменьшаться теми же темпами, какими это происходит сейчас? И пропорционально будут сокращаться дивиденды от статуса сверхдержавы? Американское завтра в этом свете выглядит куда скромнее американского сегодня, не говоря уже про вчера.

Главная ловушка, в которую угодили Штаты, это необходимость поддерживать статус сверхдержавы и расширять, или, по крайней мере, не сокращать свое присутствие в мире. Не столько амбиции, сколько экономическая необходимость вынудят США все больше вмешиваться в события, далекие от собственных границ, вызывая, мягко говоря, нелюбовь к себе со стороны региональных лидеров или тех, кто планируют ими стать. А региональные лидеры за последнее время окрепли настолько, что противостояние даже с одним из них может обернуться для США катастрофой. И дело не столько в наращивании военной силы потенциальными противниками, сколько в кардинальном изменении стратегии и тактики современной войны, к которому НАТО оказался совершенно не готов.

Вмешиваться в дела других стран хорошо на фоне всеобщего мира и уважения к сложившемуся порядку. Тогда любого зарвавшегося диктатора можно публично выпороть, транслируя по телевидению ракетные удары по городам в другой части света. Очень удобно вмешиваться туда, где злые диктаторы вооружены танками, помнящими чуть ли не Вторую мировую, да парочкой древних самолетов, которые можно сбить из всего, кроме, разве что, рогатки. Но что делать, если конфликт не точечный, а у противника современное, и, возможно, ядерное и биологическое оружие? И когда само понятие противника размыто вплоть до полной невозможности его определения?

Это называется гибридной войной. И это самый настоящий кошмар для того, кто собирается под аплодисменты мирового сообщества въехать победителем в столицу поверженного негодяя. В партизанской войне нет столиц и ключевых персон, которых можно нейтрализовать, тем самым добившись победы. В ней бесполезны авианосцы и высокоточное оружие, потому что не понятно, кого, собственно, бомбить. В ней невозможно договориться с противником, потому что не понятно, с кем, собственно, договариваться. И самое главное — в ней не бывает победителей. Статус и экономические интересы заставят Штаты расширить присутствие на Ближнем Востоке и в мире. То есть увязнуть в гибридной войне на несколько фронтов.

Горячие республиканские головы, которые, кстати, имеют все шансы сосредоточить в своих руках власть в США, до сих пор мыслят стереотипами двадцатилетней давности. Они свято верят в неспособность других стран (кроме России) нанести Штатам урон, сопоставимый тому, который могут нанести они. И это фатальная ошибка. Современные технологии позволяют нанести уничтожающий удар в обход и авианосцев, и ПРО. Процесс распространения ядерного и биологического оружия нового поколения на Ближнем Востоке неизбежен. И он может быть очень сильно ускорен, если Россия перестанет сотрудничать с Америкой в вопросах контроля и ограничения движения соответствующих материалов и технологий.

«Ответ без ограничений» предполагает не ядерный удар, как это кажется многим. Со стороны России достаточно будет несколько отпустить ситуацию, и наблюдать не вмешиваясь, как потенциальные противники НАТО получают в свои руки оружие массового поражения и средства его доставки. А может и продать что-нибудь, дабы восполнить ущерб, нанесенный санкциями. Почему бы и нет, в соответствии с новой политической модой отказываться от выполнения своих обязательств? Хоть Аль-Каида и ИГ провозглашают своей целью свержение всех светских правительств, целью номер один для них являются Штаты. Далее идут остальные страны НАТО, и только потом уже Китай и Россия, до которых очередь может и не дойти. Такая вот реальность новых методов ведения войны.

Что можно посоветовать жителям благополучных стран Северной Америки и Западной Европы? Стать менее доверчивыми. Больше преследовать свои собственные интересы и осторожнее относиться к коллективным мероприятиям. Лично я не сторонник теорий, обосновывающих возможность мгновенного обрушения экономики США и стремительного развала Евросоюза. Но одно очевидно — даже в самых благополучных странах ситуация будет накаляться. И экономический, и особенно психологический климат будут ухудшаться. Доброжелательные и доверчивые американцы в глубине души уверены, что подошедший незнакомый человек обязательно несет что-то хорошее, или, во всяком случае, не плохое. В нынешних реалиях я бы от всей души посоветовал начать избавляться от этого становящегося опасным убеждения.