Старые и новые элиты США

Старые и новые элиты США

Писать об американских элитах в США не принято. Если в Европе исторически в центре внимания находились королевские династии и знать, то идеологический мейнстрим американского общества с самого момента образования США работает в диаметрально противоположном русле. На смену блещущим в недосягаемой высоте монархам пришли коммуникабельные демократичные политики, которые могут запросто пожать руку рабочему на фабрике. И объектом официальной мечты уже становится не титул с прилагающимся замком, а возможность прибыльно трудиться в собственном бизнесе. Образцовый успешный американец это self-made man, который добился всего своими силами, и, желательно, с полного нуля. Но, разумеется, за обновленным фасадом действуют все те же универсальные механизмы социума. Вполне возможно, что основатели влиятельных ныне семейств и могли иной раз взять в руки молоток или пилу, но представить кого-нибудь из современных Клинтонов или Бушей на производстве можно разве что в компании с армией репортеров. Владение и управление колоссальными ресурсами требует совершенно другого подхода и образа жизни. И, кстати, старта далеко не с нуля. В этой статье я постараюсь осветить некоторые вопросы, касающиеся нынешней, а также зарождающейся новой американской элиты.

Кто такой представитель американской элиты?

Уверен, среди читающих эти строки нет наивных мечтателей, воображающих, что в XVI веке бедный человек мог на корабле пересечь океан, построить домик на земле индейцев и постепенно разбогатеть. Для подобного предприятия требовалось, во-первых, много денег, а во-вторых, хорошая военная выучка и боевой опыт. Иными словами, требовалось быть представителем знати у себя на родине. Разумеется, вместе с богатыми дворянами переезжала и челядь. Но основатели первых поселений обычно не страдали бесплодием, поэтому у солдата или плотника в колонии шансов пополнить ряды элиты было столько же, сколько и у себя дома - нисколько. Конечно, из любого правила есть исключения. Кроме того, в результате массового ввоза рабов статус любого белого переселенца автоматически повышался. Но конгрессмен и пропахший навозом фермер это две разные весовые категории, даже если фермер очень богат. Любознательный читатель может самостоятельно поинтересоваться происхождением отцов-основателей и президентов США. Я лишь констатирую факт: большинство американцев, которых можно сегодня причислить к элите, имеют в родословной известнейшие дворянские и даже королевские фамилии.

Это только перед выпускниками советских школ были распахнуты двери всех вузов страны. И мучились советские старшеклассники тяжелым вопросом - куда же поступать? Дети американской элиты напрочь избавлены от таких мучений. Потому что выбор предельно прост - Гарвард или Йель. У самых известных американских университетов есть, если можно так выразиться, своя "специализация". Колумбийский университет, например, известен выпускниками-адвокатами, не случайно он один из самых дорогих университетов США. Принстон славится своими гуманитариями, MIT - компьютерными гениями. А Гарвард и Йель специализируются на элите. Неважно, какая специальность, важен вуз. Впрочем, такая же практика есть и в других странах. В Японии чрезвычайно трудно получить серьезную должность, если нет диплома Токийского университета. Существует даже шутка, что борьбу за президентское кресло в США ведут не демократы с республиканцами, а Гарвард с Йелем. Пока счет в пользу Гарварда - его окончили восемь президентов, в то время как Йель только пять.

Казалось бы, вот она заветная формула: найди в родословной европейского дворянчика, поступай в Гарвард, и путь в верхи американского общества открыт. Но нет, не все так просто. Теперь мы подходим самой таинственной, почти конспирологической части повествования - студенческим братствам и закрытым клубам. Идея равенства интересна тем, что ее горячими поклонниками обычно бывают люди простые и малоимущие. А вот богатые и знатные, напротив, очень ее не любят. Не надо быть гением чтобы понять, почему. Разумеется, в период юношеского максимализма, приходящегося на студенческие годы, это противоречие отыгрывается особенно жестко. Располагающий огромным состоянием представитель древнего, а возможно и королевского, рода чувствует себя глубоко оскорбленным, имея формально одинаковый студенческий статус с ребятами попроще. Решение очевидно: надо создать внутри студенчества организацию "для своих", куда ред некам вход заказан, будь они хоть гениями.

Разумеется, не все отпрыски влиятельных родов желали проявлять политическую или экономическую активность. Многих вполне устраивало прожигать жизнь и тешить самолюбие. Поэтому основным занятием большинства таких братств было пьянство и экстравагантные выходки. Позднее стали появляться формальные, а то и вовсе бессмысленные братства, объединенные далекими от реальности идеями. Однако на фоне этой шелухи выделяются и довольно серьезные организации. Одним из примеров служит студенческое братство Йельского университета "Череп и кости". Из всех влиятельных тайных обществ это, по всей видимости, наименее тайное. Беглого взгляда на официальный список его членов достаточно, чтобы понять, кто управляет Соединенными Штатами. На протяжении столетий у власти одни и те же кланы, независимо от исхода театрализованного шоу под названием "демократические выборы". Но как же так?! - спросит наивный читатель - президента США ведь выбирает народ! Разумеется. Но круг тех, из кого дозволено выбирать, неизменен. Такой вот трюк.

Последнее требование, которое следует выполнить прежде, чем пополнить ряды американской элиты, это брак. Он возможен только в среде "своих", а на нарушителя будут смотреть очень косо. Например, скандал, когда блистательные Фицджеральды породнились с бутлегерами Кеннеди, улегся только спустя годы. Ничего не поделаешь - узы крови и родительские инстинкты всегда с легкостью побеждают наносной культурный слой. Существуют ли логические доводы, способные убедить родителей передать власть и состояние не своему ребенку, а соседскому? Глупый вопрос. Брак, заключенный в среде "своих", это биологическая гарантия сохранения статуса кво фамилий, находящихся у власти.

Таким образом, можно подытожить портрет типичного представителя современной американской элиты. Во-первых, это богатый наследник древнего европейского дворянского рода, а не разбогатевший фермер и уж, конечно, не "понаехавший" из Латинской Америки или Африки. Во-вторых, это выпускник престижного университета, желательно из Лиги плюща, и очень желательно Гарварда или Йеля. В-третьих, это член "правильного" студенческого братства. И, в-четвертых, выбравший "правильную" жену (мужа).

Взаимодействие элит с плебесом

Самая образцовая демократия в мире это Исландия. Количество жителей чуть более 300 тысяч. Фактически это небольшой город, в котором все так или иначе знакомы. В таких условиях ни манипуляция общественным мнением, ни дистанцирование власти от избирателей не проходят. Народ напрямую, без всяких посредников выбирает власть, и так же напрямую потом с ней общается и с нее спрашивает. Что-то скрыть или спрятаться невозможно. Схожая ситуация в Израиле. Население там в 25 раз больше, но во столько же раз больше и желание находить и изобличать нарушителей. Если в Израиле политик чихнет в неположенном месте, это станет известно через минуту всем, а через две дело передадут в суд. В США население в 1000 раз больше, чем в Исландии, поэтому напрямую невозможно пообщаться даже с некрупным чиновником. О том же, что происходит в среде небожителей федерального уровня, рядовой американец может судить только из СМИ, принадлежащих, в конечном итоге, элите из тех же самых небожителей. То есть судить о том, что с ними происходит, можно только с их же слов. Там можно и чихать, и кашлять, и делать все остальное где угодно, лишь бы сор не вышел из избы. Да и менталитет в США далеко не израильский, там не принято живо интересоваться происходящим с другими.

Обязательной чертой элит в современных больших государствах является обособленность от неэлитного большинства - плебеса. Есть и другие черты. Чем выше человек взбирается по социальной лестнице, тем большее значение для него приобретают намеки и символы. Если вы в среде рабочих или крестьян поведете себя недостаточно корректно, с большой вероятностью вам скажут об этом прямо в лицо. А скорее всего наорут матом. В интеллигентной среде мат и прямое указание пальцем не приняты, там намекнут или, в крайнем случае, отведут в сторонку и тихонько попросят извиняющимся голосом. А начиная с определенных высот вообще не принято говорить прямо. У номенклатуры существует свой кодовых язык, в котором неискушенный может вообще не найти недовольства. Тем не менее, для какого-нибудь крупного менеджера призыв начальника над чем-то дополнительно поработать может быть последним предупреждением перед увольнением. В высшем же обществе вообще виртуозно сделают вид, будто ровно ничего не произошло, но вход туда для нарушителя будет заказан.

Давайте на примере СМИ посмотрим, как работает сложная система знаков, умение понимать которую служит ключом к карьере. Каждый китаец может завести блог и писать туда все, что вздумается. В пределах разумного, конечно. Каждый небедный китаец может открыть свою газету и писать в ней что угодно. Опять же, в принятых допустимых пределах. Но мы прекрасно понимаем, что любой блог, как и любая небольшая газета выражает исключительно частное мнение автора. Крупные китайские информационные агентства несут информацию, за которой стоит нечто большее, чем мнение отдельного человека. Это уже более серьезный материал для размышления. Но вот если материал публикует Синьхуа, это уже не просто материал, а официальная позиция китайского руководства. Позиция может быть завуалирована вопросительной формой или размышлением, но это никого не должно вводить в заблуждение. В Синьхуа ничего не публикуется просто так. В этом агентстве даже отсутствие публикации имеет значение. Если что-то произошло в мире, а Синьхуа молчит, то это молчание скажет понимающему человеку больше, чем сто подробнейших статей на других ресурсах. Без умения читать Синьхуа между строк сделать карьеру в Китае невозможно.

А в США возможно? В Китае руководить твердой рукой считается хорошим тоном. Там повышать голос на подчиненных считается культурной нормой, и всех это устраивает. В западных странах напротив, колоссальное значение придается формальному равенству всех и плюраллизму мнений. Разумеется, суть от этого не меняется. Официальная позиция формируется узким кругом, и ее претворение в жизнь одинаково обязательно во всех странах. Только в СМИ Европы и США она настолько разбавлена либеральными красивостями, что разобраться с ней на порядок сложнее. Но мы попробуем. Давайте, к примеру, возьмем отчет о терактах 11 сентября. Политкорректная формулировка реакции общества на него звучит так: "отчет вызывает вопросы". Действительно. "Компьютеры ЦРУ были взломаны сибирским лесорубом при помощи телефона, который ему подарили коллеги по случаю выхода на пенсию." Примерно столько же "вопросов" породил бы такой отчет, будь он опубликован. Разумеется, сколько-то процентов населения планеты являются клиническими идиотами. Но ведь не все же, и даже не половина! Почему бы отчету о таком громком событии не придать хотя бы отдаленную видимость правдоподобия?

Если посмотреть на работу СМИ в том ключе, о котором речь шла выше, мы без труда увидим послание. И суть его очень проста: неважно, что говорится, важно кто говорит. Вы обязаны считать официальную версию достоверной независимо от того, является она таковой или нет. И если правительство скажет, что на США напали инопланетяне, правильный американец не должен задавать вопросов. Он должен взять оружие и бдительно всматриваться в небо в ожидании врага.

Механизм смены элит

В каждом уважающем себя замке обязано обитать привидение. Ну или, по крайней мере, должно считаться, что оно там есть. В каждом древнем и влиятельном роду есть свои мрачные тайны: роковая любовь, вероломное предательство, загадочное исчезновение или смерть. А как же без этого? Упорная борьба за власть не прекращается ни на мгновение. Некоторые мистически настроенные граждане полагают, что совокупное количество жестокости, совершенной представителями фамилии, рано или поздно выливается в проклятие, тяготеющее над родом, и уничтожающее его. Впрочем, неприятности можно легко объяснить и без мистики, учитывая, что сведения счетов никто не отменял. Даже в цивилизованном обществе. Степень цивилизованности общества как раз и определяется умением скрыть факт расправы или придать процессу менее отвратительный вид.

Однако самую злую шутку с правящими элитами во все времена играли не привидения и не таинственные игры плаща и кинжала, а их собственная психология. Как известно, никто не может навредить человеку так, как он может навредить себе сам. Когда ежедневно получаешь подтверждение своему превосходству над окружающими, помноженное на клановую спесь и лесть подпевал, с годами может появиться уверенность в собственной избранности. Бессознательное ощущение собственных социальных возможностей естественными, наравне с ощущением собственных частей тела. Уверенность короля в том, что власть у его сына будет не по причине его храбрости и выдающегося ума, а лишь на основании того, что он сын короля. И, наконец, подспудное чувство, что на обычных людей действуют одни законы, а на элиту совсем другие. Это и есть начало конца.

Когда король-завоеватель деградирует в своих потомках сначала до короля-почивателя-на-лаврах, а потом до короля-потребителя-благ, вместе с ним подобным образом деградирует и его окружение. И тогда можно становиться глупым и пассивным, не особо скрываясь врать и наживаться на людях "второго сорта". И пребывать в полной уверенности, что так будет всегда. Фальшивой уверенности. Потому что обязательно найдутся талантливые и агрессивные личности, не входящие в круг истеблишмента, но мечтающие туда войти. Причем войти со своими правилами игры, то есть фактически произвести смену элит.

Новые политические силы и новые элиты США

Как основную массу населения внутри страны убедить в гениальности правящих элит и отвлечь от осознания собственного унизительного положения? Во-первых, необходим постоянный рост. По большому счету не важно, сколько у человека есть сегодня, важно чтобы сегодня у него было больше, чем вчера. Во-вторых, обывателя необходимо убедить в том, что он живет в самой передовой в мире стране, а все остальные ему жутко завидуют, смотрят с обожанием и стараются подражать во всем. Иными словами, если тебя внутри страны считают вторым сортом, а за ее пределами уважают, получается не так обидно. Как только эти два условия перестают работать, массы начинают ненавидеть правящую верхушку и подыскивать кого-нибудь получше.

Возьмем для примера СССР. После войны весь мир был в восхищении подвигом и мощью советских людей. И притом с каждым годом жить становилось все лучше и лучше. Были сталинские снижения цен, потом хрущевская либерализация, пятидневная рабочая неделя вместо шестидневной, два года армейской службы вместо трех, бесплатная массовая раздача квартир, великолепные садики, школы и больницы... Как можно было критиковать правительство, которое все это делает? Но времена изменились. Брежнев не стеснялся выступать и руководить страной, будучи в явно не кондиционном для этого состоянии. Благосостояние сначала перестало расти, а потом и вовсе пошло вниз на фоне отчаянного вранья СМИ. Росла и зависть по отношению к тем, кто жил в капиталистическом лагере - быть советским становилось не модно.

Примерно то же самое, хотя и не так явно, происходит сейчас в США. Еще полвека назад страна стремительно богатела и задавала моду жизненного уклада всему миру - едва ли не каждый второй мечтал быть гражданином США, или, по крайней мере, жить по-американски. Но экономический рост постепенно замедлился, и бодрые показатели прогресса незаметно перекочевали из реальной жизни на бумагу. А на весь период президентсва Барака Обамы пришелся кризис, который явно и очевидно ухудшил условия жизни американцев. С имиджем дела обстоят еще хуже. Политика вмешательства в дела других стран по всему миру привела к тому, чего невозможно было представить - к американцам стали относиться, мягко говоря, прохладно даже в Европе. Результат налицо. Несмотря на колоссальную поддержку Клинтон и тотальную травлю Трампа в СМИ, победил Трамп. И дело не в Трампе как таковом, а в ненависти избирателей к современным американским элитам.

Кто же идет на смену? Очевидно, в США сейчас наметился крутой поворот к традиционным американским ценностям: нормальная семья, дети, бизнес, много работы и никакого нахлебничества ни внутри страны, ни за ее пределами. Заканчивается эпоха чванства, спекуляций, популизма и авантюризма, начинается эпоха честного труда и добросовестной конкуренции без вмешательства политики. Обычному нормальному американцу совершенно не интересно свергать чужие правительства и указывать, как надо жить французам, русским, или кому-то там еще. Зато ему очень интересны низкие налоги, доступность медицины и образования у себя в стране. В связи с этим придется туго американским профессиональным безработным, а также странам-попрошайкам, обменивающим "правильный" политический курс на твердую валюту.

Разумеется, все не произойдет сразу. Старый истеблишмент пока никуда не делся, а у США имеется очень богатый опыт усмирения непокорных народных избранников. Но дело не в самом новом президенте, а в тех, кто за него голосовал, и настроен очень решительно. Если раньше они чувствовали себя меньшинством, которому постоянно внушали чувство вины за расизм, сексизм, гомофобию, и черт еще знает за что, то теперь ситуация в корне изменилась. Теперь они осознали свою правоту и численность, и победу уже не отдадут. Упрямство работяг плюс старые счеты с сидящими у руля в конечном итоге сформируют новую элиту. И в ней мы увидим уже не рафинированных выпускников Гарварда и законспирированных членов черепов с костями, а людей попроще, из глубинки. И с винчестером наизготовку, как в старые добрые времена.